Luxe-empire.ru

Красота и Здоровье
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зарплата директора благотворительного фонда

«Благотворительность требует профессионалов»

  • 1 июня 2017

— Во многих крупных фондах есть сотрудники, которые отвечают за работу с персоналом, — фонды обязаны вести кадровое делопроизводство, выполнять все нормы трудового законодательства. У нас такой сотрудник появился, когда штат начал расширяться. Изначально мы были инициативной группой, которая сплотилась вокруг врачей, чтобы помогать им лечить детей. Тогда все делали все, мы были маленькой семьей без структуры. Но чтобы помогать большему числу детей, нужно вести системную работу, а для этого нужно больше сотрудников и структура. Когда вас больше 40 человек, без структуры будет хаос.

У нас около 100 сотрудников, директор или его заместитель уже просто физически не могут полноценно и качественно заниматься работой HR в дополнение к основным обязанностям.

Наш HR — специалист с большим опытом в коммерческом секторе. Она согласилась выстроить кадровую политику фонда «с нуля».

Рекрутингом (раньше это делали старшие сотрудники подразделений самостоятельно, как умели), адаптацией, обучением и развитием персонала.

Именно от уровня профессионализма сотрудников зависит эффективность работы любой организации в целом, то же самое в благотворительном фонде. Благотворительность уже давно перестала быть просто сообществом добрых людей. Сейчас в России это большой сектор, который требует профессионалов. У нас огромная ответственность: тысячи благотворителей, которые нам доверяют, тысячи детей, которые ждут нашей помощи, мы обязаны работать эффективно, профессионально и в полную силу. Работа нашего HR как раз в этом и заключается: делать так, чтобы команда фонда была максимально эффективной и профессиональной.

В благотворительность приходят работать люди с особенной мотивацией, как правило, не связанной с деньгами: люди хотят помогать, спасать, менять мир, ищут новые смыслы жизни. Для нас такая мотивация, конечно, важна, но недостаточна.

Нам нужны люди, которые не просто хотят помогать другим, но и будут подходить к работе в фонде так же профессионально, как к работе в любой другой сфере, будут хотеть расти, работать на конкретный результат и этот результат улучшать.

Большинство даже не ждут от фонда, что мы можем предложить стандартный для работодателя «комплект». Бывает, что люди, высылая резюме, задают вопрос: «А у вас вообще зарплату платят?». Конечно, зарплата у нас ниже рыночной, но у нас есть достаточно неплохой соцпакет: программа дополнительного медицинского страхования, корпоративная мобильная связь, а также тренинги и обучение (как внутреннее, так и внешнее), бесплатные билеты на различные мероприятия и спектакли и так далее. Такие условия работы мы создаем для сотрудников во многом благодаря помощи компаний pro bono — это компании, которые понимают, что безвозмездно предоставляя услуги нашим сотрудникам они участвуют в помощи детям.

В мотивации и специфических компетенциях, которые требуются от кандидатов, а сам процесс стандартный. Мы так же просматриваем резюме и профайлы кандидатов, приглашаем людей на собеседования, сами размещаем вакансии на сайтах и в социальных сетях, где есть группы вроде «Работа в НКО». Проводим интервью, которые, как правило, состоят из нескольких этапов.

Еще одно отличие рекрутинга в фонде: у нас есть огромный человеческий ресурс — наши волонтеры (а их в фонде более 2000). Это люди уже с определенной долей лояльности к фонду, они разделяют наши принципы и ценности, знают, чем мы занимаемся. Среди них много профессионалов в разных сферах, поэтому зачастую «закрываем» вакансии как раз специалистами из волонтерской команды, которые хотят и могут применить знания и опыт в фонде, теперь уже в качестве сотрудника.

Да, такое ограничение существует. И среди многих крупных фондов считается неэтичным тратить все 20 процентов. Так, например, наш фонд тратит на административные расходы от 1 до 5 процентов в месяц, всегда по-разному: это зависит от суммы собранных пожертвований и расходов фонда за месяц.

Наши благотворители, которые следят за деятельностью фонда, знают, чем мы занимаемся, чего нам удалось добиться, изучают наши отчеты, относятся к этим тратам с пониманием. Но в подавляющем большинстве люди в России не понимают, почему сотрудники фондов получают зарплаты. И это проблема фондов: мы должны развивать свой сектор, быть открытыми, показывать профессионализм и результаты, больше говорить о своей работе.

Многие думают, что удобнее помочь нуждающемуся напрямую, в обход фондов. Но на самом деле фонд, благодаря команде сотрудников, которая существует за счет административных расходов, может позволить себе вести работу системно, делать так, чтобы проблема была решена для целой группы нуждающихся. Так, например, раньше детям с нейробластомой могли помочь только за границей, и наш фонд оплачивал это лечение. А несколько лет назад благодаря работе профессионалов нашего фонда нужное лечение для детей с таким диагнозом мы организовали в России, привезли технологию сюда. Теперь мы тратим на лечение этих детей намного меньше денег, что позволяет нам помогать большему количеству пациентов.

Мы тоже все это любим. Нашим сотрудникам нужны тренинги по стресс-менеджменту, потому что большинство из них работают в стрессовых условиях: это работа с людьми, которые находятся в очень сложной жизненной ситуации, это постоянное столкновение с чужим несчастьем и горем. Тайм-менеджмент, умение вести переговоры, публичные выступления, проджект-менеджмент — это все тоже про нас. Потому что, по сути, управление любой крупной организацией идентично, не важно, коммерческая она или некоммерческая.

Но с позиции HR-специалиста организация обучения сотрудников именно благотворительной организации — это отдельная, важная и непростая задача.

Во-первых, в России нет университетов, где бы учили сотрудников некоммерческого сектора. К нам приходят люди из разных профессиональных отраслей, и нам приходится самостоятельно создавать какие-то правила, принципы, ориентиры, адаптировать знания и навыки коммерческой сферы под свои, иногда очень узкоспециализированные потребности. Все мы учимся друг у друга.

Задача нашего HR понять, кого из сотрудников, чему и как учить, учитывая иногда уникальные позиции со специфичными компетенциями. Нет какой-то выработанной, проверенной годами схемы, по которой понятно, на какую должность какой план обучения. Это все приходится создавать индивидуально.

Во-вторых, фонд не может платить за обучение своих сотрудников. Поэтому наш HR занимается, по сути, фандрайзингом. Если сотрудники нашего отдела фандрайзинга ищут деньги на лекарства или медицинское оборудование, то наш HR ищет помощь среди компаний, чтобы те бесплатно учили наших сотрудников. И таким образом не напрямую, но все же «вкладываясь» знаниями и навыками в наш персонал, помогали детям. Это все надо объяснять, рассказывать, просить, добиваться отклика, благодарить, поддерживать отношения, как с другими благотворителями.

Читать еще:  Директор по трейд маркетингу

Благодаря этой гигантской разъяснительной работе, компании начинают понимать, почему это важно, и даже создаются целые программы обучения для НКО.

Есть и другие инициативы: фонд «Друзья» занимается организацией семинаров и обучением для сотрудников некоммерческого сектора, есть «Теплица социальных технологий». Все это очень радостная тенденция — фонды понимают, что на одном милосердии не «выехать», нужно учиться, создавать по-настоящему профессиональный сектор, только так мы сможем развивать благотворительность в России и завоевывать доверие у еще большего количества людей.

Мы постоянно сталкиваемся с горем, тяжелыми ситуациями, часто с несправедливостью. Так что эмоциональное выгорание встречается часто, мы занимаемся профилактикой и выводим сотрудников из этого состояния. У нас в штате есть два психолога, они работают с пациентами и их семьями, но также всегда приходят на помощь как волонтерам, так и сотрудникам. Есть должности в фонде, которые изначально связаны с высокими рисками эмоционального выгорания. Я говорю о тех, кто непосредственно работает с детьми и родителями. Для них мы проводим очень специфические тренинги по общению с родителями. Тренинг дает человеку инструменты, которые предотвращают процессы выгорания.

Также благодаря друзьям из театров и event-агентств мы можем бесплатно радовать наших сотрудников, отвлекать их от повседневной рутины, приглашая на спектакли, на концерты, выставки. Это помогает нам сделать так, чтобы люди не зацикливались только на работе в фонде, умели соблюдать баланс между личным и рабочим. Иначе выгоревший сотрудник начинает, сам того не замечая, хуже работать, меньше приносить свежих идей, эффективность снижается, и в конечном счете страдает результат.

Работа: руководитель благотворительного фонда в России, вакансии от прямых работодателей

Руководитель PR-службы и благотворительного фонда

В нашей команде открыта позиция Руководителя PR -службы и благотворительного фонда. Вам предстоит: Формировать и воплощать в действие политику Компании в области связей с.

Руководитель проектов в благотворительный фонд

Требования:Обязанности:• Запуск фандрайзинговых проектов;• Стратегическое развитие и операционное управление проектами; • Проведение эффективных переговоров с партнерами и.

Руководитель Благотворительного фонда (некоммерческой организации)

С целью оживления работы фонда и повышения уровня его руководства, а также расширения сфер его деятельности, БФ «Наша Память» ищет руководителя (председателя правления).

Руководитель по маркетингу и PR (продвижение благотворительного фонда)

ITC-Electronics — международный поставщик инновационных технических решений в области инжиниринга и автоматизации производства! Наша Компания занимает 1-е место среди.

Помощник руководителя благотворительного фонда

обязанности: участие в фандрайзинге участие в деятельности по разработке и организации благотворительных мероприятий участие в написании грантов привлечение людей и компаний.

Руководитель (управляющий) подразделением благотворительного фонда в г. Санкт-Петербург

благотворительный фонд (бф) дети-бабочки ищет в свою команду руководителя (управляющего) подразделением в г. санкт-петербург. нам нужен человек с опытом работы руководителем.

Помощник финансового руководителя (благотворительный фонд Рауль)

обязанности:участие в процессах финансового управления группой «рауль» (бф «рауль», 100% дочерняя организация ооо «центр работа-ай»): составление финансового плана (бдр);.

Главный бухгалтер в благотворительный фонд

Обязанности: — Ведение бухгалтерского учета и отчетности фонда, в том числе бухучет благотворительных проектов, учет расчетов с подотчетными лицами, начисление зарплаты, учет.

Директор Благотворительного Фонда (БФ)

Ищем директора в НОВЫЙ, еще не созданный, БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД. Нам нужен человек, который имеет опыт в благотворительности, опыт управления, опыт создания компании или.

Руководитель благотворительного фонда

обязанности: . * организация и проведение имиджевых мероприятий, в том числе благотворительных проектов в части гражданской позиции, эко активностей и социальной.

Оператор call-центра Благотворительного фонда «Огромное сердце»

Фонд оказывает комплексную поддержку людям, столкнувшимся с онкологическим заболеванием. Работа в «Огромном сердце» — это возможность стать частью увлеченный команды.

Главный бухгалтер/ бухгалтер в благотворительный фонд

Обязанности: Внимание Вакансия на 0,5 ставки. Ведение бухгалтерского учета и отчетности фонда, в том числе бухучет благотворительных проектов, учет расчетов с подотчетными.

Менеджер по работе с клиентами в Общественный Благотворительный Фонд

Приглашаем на работу Хорошего переговорщика и эффективного коммуникатора. Обязанности: Телефонные переговоры, личные контакты c первыми лицами организаций. Заключение.

Как работают деньги благотворительных фондов

В сентябре 2019 года Центр цифровой экспертизы Роскачества опубликовал рекомендации, которые помогут отличить настоящий благотворительный фонд от «фальшивки». Эксперты отмечают рост благотворительной активности среди жителей России, ежегодно суммарно россияне перечисляют миллиарды рублей на благие цели, точную сумму назвать невозможно. Как работают благотворительные НКО, откуда поступают деньги, как и на что фонды их тратят.

В ежегодном всемирном рейтинге благотворительной активности в 2018 году Россия заняла 110-е место, поднявшись на 14 позиций по сравнению с 2017 годом. Шестерка лидеров в сфере благотворительности в 2018 году представлена Индонезией, Австралией, Новой Зеландией, США, Ирландией и Великобританией. Рейтинг составляется фондом развития и поддержки благотворительности CAF (на основе исследований Центра Gallup, которые проводятся в 153 странах мира, в опросах участвует около 140 тыс. респондентов).

Согласно исследованиям, проведенным Сбербанком, клиенты этого банка в 2018 году перечислили на благотворительные цели 3,8 млрд руб. Большая часть пожертвований была направлена тяжелобольным детям и религиозным организациям.

Возрастающую вовлеченность россиян в благотворительные процессы исполнительный директор фонда поддержки и развития социальных программ «Социальный навигатор» Татьяна Задирако связывает не только с успешной работой самих фондов, но и с тем, «насколько стали разнообразны способы помощи, как расширилась линейка сервисов, через которые можно совершить пожертвование. Сегодня это мобильный телефон, банковская карта, интернет, мобильные платежные системы, клиентские программы по социально ориентированному маркетингу, когда, совершая практически любую финансовую операцию, даже делая покупку в магазине, человек может оказать помощь нуждающимся. Это легко и просто».

Как избежать мошенничества

Наряду с очевидным ростом участия россиян в благотворительной деятельности эксперты CAF отмечают, что 44% опрошенных жителей страны не доверяют благотворительным организациям. «Причин недоверия к фондам несколько. Это и шлейф «лихих» 90-х, когда конторы создавались для отмывания денег,— рассуждает директор благотворительного фонда «Нужна помощь» Анна Семенова.— Прошло время, законы сильно изменились. Теперь фонд, пожалуй, самый неудобный способ для отмывания денег. Но шлейф остался. А вникать в нюансы мало кто хочет. В этом еще одна причина. Если болеет ребенок, надо дать денег, помочь его родителям — такой расклад понятен. Когда же речь идет о помощи бездомным или поддержке самих фондов, то тут должно быть огромное желание разобраться, вникнуть, а времени на это нет. Кроме того, мне кажется, дело еще и в общем уровне недоверия в стране. Мы не доверяем нашим государственным органам — «все они хотят взяток», не доверяем коммерческим компаниям — «они на нас наживаются»».

Читать еще:  Директор по маркетингу

«Согласно «Барометру Эдельмана» и по данным последних исследований, у нас в стране люди мало доверяют институтам — государственным, социальным, общественным. И на этом фоне благотворительные фонды выглядят совсем неплохо»,— считает директор фонда поддержки и развития филантропии КАФ Мария Черток.

«Барометр Эдельмана» (Edelman Trust Barometer) — ежегодное исследование уровня доверия к различным социальным институтам, проводимое американской компанией Edelman в разных странах мира.

Для сбора пожертвований фонды используют собственные сайты и социальные сети; привлекают СМИ — телевидение, радио, интернет-издания, газеты; заключают договоры пожертвования с корпоративными донорами, юридическими лицами; проводят различные благотворительные мероприятия. «Хотя благотворительность у нас пока еще преимущественно спонтанная, растет число людей, которые осознанно выбирают один-два фонда и переводят им пожертвования регулярно, следят за их работой,— отмечает Мария Черток.— Это касается не только фондов, специализирующихся на лечении детей, но и правозащитных, помогающих животным, заботящихся о стариках, поддерживающих хосписы. Люди активно помогают НКО, а еще лет десять назад мало кто понимал, что такое хоспис и зачем он нужен».

Сколько средств собрали крупнейшие благотворительные фонды в 2017 году

ФондОбъем собранных средств (млн руб.)
«Подари жизнь»2186,3
«Русфонд»1863,8
Фонд помощи детям (WorldVita)1029,9
«Русь»922,3
«Вера»514,1
«Линия жизни»395,5
Фонд поддержки слепоглухих «Со-единение»365,1
«АдВита»349,9
РОО «Милосердие»284,0
Благотворительный фонд Константина Хабенского262,4
ФондОбъем собранных средств (млн руб.)
«Подари жизнь»2186,3
«Русфонд»1863,8
Фонд помощи детям (WorldVita)1029,9
«Русь»922,3
«Вера»514,1
«Линия жизни»395,5
Фонд поддержки слепоглухих «Со-единение»365,1
«АдВита»349,9
РОО «Милосердие»284,0
Благотворительный фонд Константина Хабенского262,4

kommersant.ru

По данным «Русфонд.Навигатор».

Сегодня сделать пожертвование можно, отправив СМС с мобильного телефона, сделав перевод с банковской карты или из системы электронных платежей. Согласно исследованию фонда «Нужна помощь», 100 руб.— наиболее распространенная сумма частного пожертвования в нашей стране. «Из стоимости СМС вычитается только стоимость НДС, которую в любом случае должны уплатить государству,— сообщается на сайте благотворительного фонда помощи тяжелобольным детям «Русфонд».— Законопроекта, упраздняющего в данном случае уплату НДС,— нет». Из 75 руб., отправленных абонентами, в Русфонд будет перечислено: «Билайн» — 71,25 руб., «МегаФон» — 69,07 руб., МТС — 69,00 руб., «Мотив» — 57,17 руб., Tele2 — 69,75 руб., Yota — 69,07 руб.

По данным экспертов платежного сервиса CloudPayments, за последние пять лет доля регулярных онлайн-пожертвований в России выросла в 75 раз. Показатель рассчитывался относительно всего объема интернет-взносов в благотворительные организации. В январе 2019 года перечисления составили 25 млн руб., в январе 2018 года они были 14,5 млн руб., а в январе 2017 года — 3 млн руб.

«Мы стараемся держать уровень административных расходов на очень низком уровне,— подчеркивает директор благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова.— По закону НКО имеет право до 20% от расходуемых за год средств направлять на административные расходы. Внутренняя политика «Подари жизнь» не позволяет нам выходить за 10%, а в реальности мы тратим и того меньше. Поэтому размер комиссии с пожертвования для нас вопрос принципиально важный. С самого начала сборов через СМС мы приняли решение, что будем сотрудничать только с операторами, совокупная комиссия у которых не превышает 5%. То же самое с компаниями, через которые мы подключаем возможности делать онлайн-платежи в наш фонд,— комиссия находится в пределах 3%. Комиссия за обработку пожертвований в нашу пользу через платежные терминалы составляет максимум 5%. Минимальная комиссия — это неизбежность, потому что провайдеры не могут работать в минус». «В среднем в год мы платим больше 5 млн руб. комиссии различным платежным системам»,— признается директор благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анна Скоробогатова.

Фонды предлагают жертвователям разные варианты перевода благотворительных средств. В частности, они указывают, что Сбербанк работает с ними без комиссии. По мнению госпожи Скоробогатовой, «пониженные тарифы для перечислений пожертвований в пользу НКО установить могли бы все платежные системы».

Сумма пожертвований, которую перечислили в фонд, обычно отображается на сайте организации с указанием: от кого и на какие цели. Фонд не обязан публично предоставлять такую информацию, но многие публикуют. Если невозможно найти на сайте информацию, стоит обратиться в фонд, где ее предоставят.

На общих условиях

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

Для физических лиц, сделавших пожертвование, сегодня существуют налоговые послабления. Физическое лицо, имеющее постоянное место работы, может получить налоговый вычет 13% от суммы пожертвования. Соответствующую справку можно получить в благотворительном фонде, куда были перечислены средства.

Благотворительная деятельность в России регулируется несколькими документами: федеральными законами «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «О меценатской деятельности», «О некоммерческих организациях» и нормами Гражданского и Налогового кодексов.

«А вот налоговые льготы для коммерческих организаций, юридических лиц пока наша мечта,— констатирует исполнительный директор фонда «Социальный навигатор» Татьяна Задирако.— Действующее законодательство предписывает коммерческим организациям, которые занимаются благотворительностью, оказывать помощь только из средств чистой прибыли. Организации не освобождены от уплаты налога на прибыль из тех сумм, которые были направлены на благотворительность. Согласно ст. 252 НК РФ, не учитываются расходы «в виде стоимости безвозмездно переданного имущества (работ, услуг, имущественных прав) и расходов, связанных с такой передачей», а также «целевые отчисления, сделанные налогоплательщиком на содержание некоммерческих организаций». «Министерство финансов РФ и местные региональные власти считают, что в данном случае налоговые послабления уменьшат поступления в бюджет. Что мне представляется излишним опасением, так как деньги будут поступать в регионы через иные каналы и с возможностью большей диверсификации в вопросах финансирования социальных программ», — отмечает Татьяна Задирако.

«Последние годы доля пожертвований от юридических лиц постепенно снижается (за пять лет упала с 50% до 20%). Но я не могу сказать, что мы стали меньше работать с бизнесом — меняются форматы. Сейчас многие компании развивают корпоративные мотивационные программы для сотрудников и вовлекают их в волонтерство, в том числе интеллектуальное, а пожертвования на уставную деятельность фондов заменяют грантами на конкретные проекты,— рассказывает Анна Скоробогатова.— Хочется закрепить законодательно понятие «безвозмездный краудфандинг» и внести изменения в Налоговый кодекс. Как и упрощенное проведение благотворительных аукционов и лотерей — по текущей версии закона «О лотереях» такие денежные поступления тоже считаются нашим доходом и облагаются налогами». «Налоговые льготы на благотворительность для юридических лиц хорошо стимулировали бы развитие благотворительной деятельности»,— отмечает и Анна Семенова.

«В благотворительности много строится на чувствах сопереживания и сострадания. Но мы в том числе стремимся сделать так, чтобы решения помочь принимались не на эмоциях, а на четком понимании того, как пожертвование не только поможет конкретному ребенку, но и поменяет всю систему помощи в сфере детской онкологии,— рассуждает Екатерина Шергова.— Чтобы в больницах было все отлажено и никому из детей не пришлось ждать, когда на него соберут деньги. Поэтому мы стараемся информировать людей о том, почему лучше жертвовать на проекты, а не на конкретных детей. Такая благотворительность помогает фонду планировать расходы, составлять бюджет, то есть помогать эффективно».

Какие благотворительные организации работают в России

Административные расходы — это зарплата сотрудникам фонда, аренда и содержание офиса. Сведения о таких расходах должны указываться в отчетных документах организации. На сайтах фондов в отчетах они чаще указаны весьма лаконично: «административно-хозяйственные», реже фонды расписывают их подробно. Благотворительный фонд, конечно, не занимается производством, но его вполне можно сравнить с заводом или конвейером, особенно крупный фонд. Здесь работают разные специалисты: организаторы сбора денег, эксперты, менеджеры, бухгалтеры, волонтеры и другие.

«Эмоции в благотворительности — важная составляющая. Без них никуда. Как и в целом в жизни,— отмечает соучредитель фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский.— Но, как и в любой другой, в нашей сфере деятельности необходимо в первую очередь выстраивать процессы, анализировать метрики, следить за выполнением заранее определенных договоренностей, все делать профессионально. Ни в коем случае нельзя зависеть от эмоциональных порывов людей, какими бы сильными они ни были. Поэтому благотворительность должна быть профессиональной и эффективной, но при этом каждому из нас очень важно оставаться человечным. Такой человеческий подход отличает наш благотворительный сектор».

Зарплата директора благотворительного фонда

Билл и Мелинда Гейтс

В идеальной картине мира при найме управляющего благотворительным фондом (или любой другой НКО) и определении размера оплаты его труда принимающему решение донору или попечительскому совету необходимо иметь информацию по нескольким важным вопросам. Во-первых, понимать, совпадают ли базовые ценности претендента и донора или организации. Во-вторых, выяснить, какие лидерские и управленческие компетенции для внутренних и внешних процессов жизнедеятельности конкретного фонда необходимы менеджеру и обладает ли ими кандидат. И наконец, иметь в своем распоряжении информацию о компенсационных пакетах управленцев в сравнимых по географии, размеру и сфере деятельности НКО.

Таким образом, если ценности и компетенции вашего кандидата соответствуют вашим критериям отбора, остается решить, сколько ему платить. Любопытно, но содержательные теории мотивации, традиционно применяемые к НКО, рассмат­ривают оплату труда как «гигиенический фактор», без удовлетворения которого не работают многие другие стимулы. При этом выясняется, что для большинства сотрудников НКО заработная плата (имеется в виду полный компенсационный пакет) даже если и оказывается мотивирующим фактором, то не является при этом основным.

Как показывают исследования американского сектора НКО, руководящие сотрудники некоммерческих организаций в качестве основного мотиватора своей деятельности называют внутреннее чувство самоудовлетворения от выполненной работы без ожидания внешних поощрений. Но несмотря на это, практический опыт показывает, что низкий уровень компенсаций становится барьером на входе в филантропический сектор для новых лидеров, конкурировать за которых НКО приходится с коммерческим сектором.

Как преодолеть этот барьер? И если принять финансовые ограничения, то о каких иных методах вовлечения квалифицированных сотрудников стоит задуматься? Существует несколько возможных вариантов:

  • разнообразные программы сотрудничества между фондами, обмена и временного использования талантов;
  • новые методы удаленной и распределенной работы с применением современных технологий;
  • взращивание лидеров внутри организаций, в том числе через программы менторства, обучения и обмена.

Здесь мы подходим к главному вопросу: сколько же все-таки платить отобранному вами кандидату, чтобы рассчитывать на его вовлеченность и заинтересованную работу в некоммерческой организации? Увы, репрезентативных данных, которые могли бы служить надежным бенчмарком для определения размера оплаты труда руководителей НКО, в России нет. При этом очевидно, что такие отраслевые стандарты крайне необходимы.

Поэтому предлагаем посмотреть на американский опыт в этой области. В США, в отличие от России, проводится масса аналитических исследований филантропического сектора, в том числе благодаря детальной и открытой для пользователей отчетности, подготавливаемой для налоговых органов.

Итак, частные фонды по американской классификации включают в себя семейные и корпоративные фонды. Первые делают самый большой вклад в благотворительную деятельность – 63% от всех расходов на филантропию. Такие фонды могут привлекать в качестве управляющих платных сотрудников или бесплатных волонтеров, внешних консультантов, представителей банков, юридических и финансовых компаний. За плату или без нее. Часто члены донорской семьи вовлечены в управление также без оплаты. Некоторые фонды имеют целевой капитал и финансируют свою деятельность из инвестиционного дохода от него, причем часто продолжают свою работу и после смерти донора.

Большинство корпоративных фондов сохраняют тесную связь с компаниями-донорами. Распространена ситуация, когда персонал и административные услуги для фонда предоставляются компанией-донором и не отражаются в расходах фонда. Из-за таких особенностей только треть всех частных фондов имеет персонал.

Из приведенных графиков видно, как отличается размер заработной платы управленцев высшего звена НКО в зависимости от их типа. И хотя очевидно, что размеры компенсационных пакетов в США в их абсолютном выражении не могут быть перенесены на российскую почву в полном объеме, анализ расходов на управление относительно благотворительных трат и в зависимости от размера и типа фонда, несомненно, способен задать российским донорам правильные ориентиры. А по мере того как «рынок» российских НКО в своем развитии будет приближаться к лучшим мировым образцам – по уровню диверсифицированности, прозрачности, полноте и качеству отчетности и статистики, – мы получим и собственные надежные ориентиры, на которые сможем смело опереться в своих расчетах. Есть основания полагать, что это время уже не за горами.

Материал подготовлен специалистами Центра управления благосостоянием и филантропии Московской бизнес-школы СКОЛКОВО.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector