Luxe-empire.ru

Красота и Здоровье
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зарплата врача травматолога

Сколько зарабатывает врач травматолог — оклады

Болезни опорно-двигательного аппарата, переломы и вывихи конечностей, травмы головы и спинного мозга, лечит врач травматолог. Очень близки к нему по специализации ортопеды, хирурги и нейрохирурги. Профессионалу необходимо иметь глубокие знания анатомии человека, обладать хладнокровием и решительностью.

Заработки специалистов

Профессия травматолога очень востребована. Во многих регионах страны таких специалистов не хватает. Работодатели пытаются привлечь специалистов высокими окладами, но бюджеты государственных медицинских учреждений ограничены.

В отдаленных районах страны травматологи получают:

  • Республика Коми – 57500 руб. ($922);
  • Ненецкий АО – 53500 ($858);
  • Ямало-Ненецкий АО – 47000 ($754);
  • Владимирская обл. – 46250 ($742);
  • Смоленская – 45500 ($730);
  • Архангельская – 45000 ($722);
  • Тверская – 44500 ($714).

Средняя зарплата по Московской области – 55000 руб. ($882). В Москве профессионалы с большим стажем зарабатывают 70000 ($1123) и более.

В других крупных городах их заработки составляют:

  • Санкт-Петербург – 40000 руб. ($642);
  • Новосибирск – 37000 ($593);
  • Красноярск – 35000 ($561);
  • Омск – 32600 ($523).

В 73% вакансий работодатели предлагают травматологам оклады в размере 100 тыс. руб. ($1604). В 10 вакансиях – 140 тыс. ($2246).

Хирург травматолог получает жалованье в размере:

  • Московская обл. – 85000 руб. ($1363);
  • Ленинградская – 70000 ($1223);
  • Красноярский край – 45000 ($722);
  • Пермский – 40000 ($642).

Заработки по смежным специальностям:

  • хирург ортопед травматолог – 65000 руб. ($1043);
  • детский — / — — 55000 ($882);
  • ортопед — / — — 32500 ($521).

Травматолог принимает срочные меры, когда люди обращаются с механическими или хроническими нарушениями опорно-двигательного аппарата. Ортопед проводит плановое лечение больных. Хирург делает операции для устранения различных осложнений.

Оплата труда в других странах

Украина

Оклады молодых специалистов очень малы. Чтобы зарабатывать нормальные средства, нужен стаж не менее 5 лет.

После ординатуры оплата труда значительно увеличивается:

  • хирург травматолог – 20000 грн. ($765);
  • ортопед — / — — 23000 ($880);
  • детский — / — — 20000.

В таблице указаны сведения о заработках специалистов в СНГ:

Оплата трудаРоссияКазахстанУкраинаБеларусь
RUBUSDKZTUSDUAHUSDBYNUSD
Начальная10000160550001642860109310155
Максим.8500013631470004409100348720361
Средняя19441312910002725847224513257

Германия

Ассистент врача получает ежемесячный доход от 4190 до 4410 евро. Профессионал зарабатывает от 5850 евро. Через каждые 3 года зарплата автоматически повышается.

Америка

В США травматологам ортопедам платят $421000 в год. Дополнительный доход в размере $29000 в год, они получают за проведение экспертиз, публикации в медицинских журналах и выступления на конференциях.

В северных штатах страны, где ощущается острая нехватка врачей, специалистам платят по $310 – 312 тысяч в год.

Обучение и профессиональный рост

Чтобы стать специалистом в этой области медицины, студенты обучаются на факультетах «Лечебное дело» или «Педиатрия». После этого их ждет ординатура – 2 года учебы по специальности «Травматология и ортопедия» в Академии последипломного образования или университете.

При приеме, потребуются соответствующие сертификаты.

Профессионал умеет проводить:

  • визуальный осмотр;
  • пальпацию;
  • перкуссию;
  • проверять сухожильные рефлексы;
  • диагностику.

Вакансии

  1. БУЗ ВО «Кадуйская ЦРБ», г. Череповец, приглашает опытного специалиста в области травматологии ортопедии. Заработная плата – 60000 руб. ($962).
  2. Медицинский центр «ЮниМед», г. Тюмень, ищет сотрудника для работы в травматологическом отделении. Оклад – 47000 ($754).
  3. В детскую поликлинику №5, требуется врач детский травматолог с действующим сертификатом. Оплата труда – до 100000 руб. ($1604).

Великие зарплатные возможности

Рентген-хирурги Владимирской городской больницы №4 получают по 100 тысяч рублей в месяц. — заявил главный врач учреждения Владимир Савинов. Его коллега — руководитель городской детской поликлиники №1 — Татьяна Максимова добавила, что некоторые из её подчинённых зарабатывают по 92 тысячи на приёме граждан, а не за хирургическим столом.

Савинов и Максимова назвали эти цифры на встрече работников роддома №2 с вице-губернатором Владимирской области по социальной политике Михаилом Колковым. Мероприятие прошло в защиту главврача роддома Ирины Кирюхиной и её мужа — директора областного департамента здравоохранения Александра Кирюхина — от якобы имеющейся травли. Как известно, Кирюхина написала заявление об увольнении из-за возможного конфликта интересов. Подчинённые потребовали оставить её в должности и поставили вопрос о необходимости введения цензуры, чтобы защитить медицинских работников от нападок.

У КОГО «ДОРОЖНАЯ КАРТА» БОЛЬШЕ

Главный врач владимирской городской больницы №4 (это сосудистый центр на улице Каманина) Владимир Савинов затронул тему зарплат медицинских работников, чтобы поддержать вице-губернатора Михаила Колкова, заявившего, что во Владимирской области средняя заработная плата врачей превысила 40 тысяч рублей. В эту статистику не входит руководство учреждений здравоохранения. Слова Колкова в интернете подвергли сомнениям. Вот самый мягкий пример:

Владимир Савинов считает, что Михаил Колков «здорово сказал» про «дорожную карту» по повышению зарплаты медработникам (она была разработана для реализации соответствующих указов президента от 7 мая), но все почему-то начали над словами вице-губернатора издеваться:

Савинов пояснил, что постановлением правительства показатели «дорожной карты» рассчитываются «на физическое лицо», поэтому злопыхатели, обвиняющие региональное руководство в том, что врачи ради роста зарплаты «работают на сто ставок», претензии адресуют не по адресу. Показатели «дорожной карты» для регионов устанавливаются Минздравом России, сказал Савинов, во Владимирской области её «свято» выполняют, и «никаких подделок там нет». Он заявил, что у наших врачей зарплаты выше, чем у некоторых соседних регионов:

Савинов признал, что во Владимирской области есть врачи, получающие по 25 тысяч рублей в месяц. Но при этом в городской больнице №4 рентген-хирурги зарабатывают по 100 тысяч рублей:

А заведующий отделением функциональной диагностики в той же больнице получает за 80 тысяч. Правда, он для этого «на пяти ставках сидит».

Владимир Савинов, главный врач владимирской городской больницы №4:

Я просто обращаюсь к нашим средствам массовой информации. Ну, на самом деле, если есть какие-то вопросы, придите к нам, мы вам всё расскажем — и о трудностях расскажем, и о проблемах наших

Вчера [15 ноября] здорово вон [заместитель губернатора Владимирской области по социальной] Михаил Юрьевич [Колков] сказал про «дорожную карту» [по повышению заработной платы медицинским работникам], но все же издеваются, я вечером сел почитать комментарии — стыдно, хочется бегать, сделать что-нибудь

[Злопыхатели пишут:] «Да от они там работают на сто ставок». Это не Михаил Юрьевич [Колков], не [губернатор Владимирской области] Светлана Юрьевна [Орлова] придумали, [что целевые показатели по зарплате врачей устанавливаются] на физическое лицо, [а не на ставку]. Ну так записано в постановлении правительства, что «дорожная карта» рассчитывается на физическое лицо

Читать еще:  Название врачей список

«Дорожная карта» у нас во Владимирской области больше, чем, например, в Ивановской области. Я часто в Ивановской области бываю, спрашиваю у докторов, как у них там с зарплатой? Зарплата меньше, чем во Владимирской области, меньше. А по многим позициям наше здравоохранение испытывает кадровый дефицит — люди там [в Ивановской медицинской академии] выучились, там и остались

Мы испытываем кадровый дефицит, да, но мы решаем эти вопросы всё равно на физическое лицо. Так нет! Вот начинают причитать, что «это враньё», «сложить главного врача»

Михаил Юрьевич сказал, что главные врачи, замы не учитываются в «дорожной карте». «Дорожную карту» устанавливает Минздрав для Владимирской области — мы свято исполняем, никаких подделок там нет

Да, у нас есть врачи, которые получают 25 тысяч рублей. А в нашем учреждении есть врачи, которые получают по 100 тысяч рублей. По 100 тысяч рублей получают у нас рентген-хирурги, и ничего тут я не сделаю — они получают на 30 тысяч больше, чем главный врач. Ничего страшного!

У нас получает заведующий отделением функциональной диагностики, который на пяти ставках сидит, УЗИ делает, мониторы ставит, всё — получает 80 с лишним тысяч рублей. Ничего страшного!

А когда я читаю эти злопохательства, сказал бы, вот жалко, что нельзя под своим именем: «Вот скажи: “Ты мужик? Ты чего делаешь? Чем занимаешься? Ты чем людям-то помог хоть один раз”».

«СИДЯТ И РАБОТАЮТ, НЕ ПОДНИМАЯ СВОЕЙ ПОПЫ»

Главный врач владимирской городской детской поликлиники №1 Татьяна Максимова сказала, что по некоторым дефицитным специальностям врачи стали получать большие деньги, после того как появилась возможность заключать с ними эффективные контракты. Она сказала, что в её учреждении есть врачи, которые на приёмах (а не за операционными столами) получают по 92 тысячи, и руководство им не завидует:

Максимова затронула и тему оттока врачей. Она заявила, что частный центр «Палитра» переманил у неё 15 докторов. Но отметила, что департамент здравоохранения администрации Владимирской области под руководством Александра Кирюхина делает всё для того, чтобы привлечь в систему новые кадры, открывая для них «великие возможности». Максимова привела в пример молодого специалиста из её поликлиники, получающего почти 60 тысяч:

Татьяна Максимова, главный врач владимирской городской детской поликлиники №1:

Нам разрешили заключать [с врачами] эффективные контракты, и вот уже говорил Владимир Евгеньевич [Савинов] о том, что мы платим такие деньги. У него хирурги получают такие деньги, а у меня врачи на приёме получают 92 тысячи, много больше главных врачей, и мы не завидуем. Но они сидят сегодня и работают с восьми утра и до пяти, и до шести вечера, не поднимая своей попы, я вам скажу, если только чашку чая [выпить]

И вы знаете, обращений-то [по поводу плохой работы врачей стало] меньше, если кто смотрит; мы поднимаем все эти обращения, жалобы — их меньше. Ну не может быть так, чтобы к нам не обращались — мы на то здесь и сидим, и работаем, не просто сидим, чтобы обращений было меньше, а если обращаются, чтобы мы решали эти обращения

Я хочу сказать, что у нас сегодня отток врачей не от того, что [главный врач родильного дома №2 Ирина] Кирюхина вырастила и своей дочери [Татьяне Яконюк] туда [в частную клинику «Доверие»] передала этих врачей

У нас сегодня «Палитра», посмотрите, сколько забрала — у меня за один год ушло более пятнадцати докторов

Но [директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области] Александр Викторович [Кирюхин] сделал так, чтобы эти доктора приехали к нам, как мы говорим — платим 100 тысяч подъёмные, оплачиваем жильё, даём такую заработную плату

Вот вы не поверите: у меня мальчик, ортопед-травматолог пришёл, работает всего второй месяц — 57 тысяч [рублей получил] за второй [месяц]. Он ещё и не освоился, он ещё и не понял, как и кого принять. 57 тысяч — извините меня. Это что? Не зарплата для молодого специалиста? Да это великие возможности, которые сегодня открыли перед нами и с помощью Александра Викторовича [Кирюхина]

Хирург-травматолог

Хирург-травматолог специализируется на вправлении вывихов, репозиции переломов, удалении злокачественных и доброкачественных новообразований, занимаясь лечением приобретенных и врожденных заболеваний, травм опорно-двигательной системы. Профессия подходит тем, кого интересует химия и биология (см. выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Краткое описание

Хирург-травматолог — это достаточно сложная профессия, ведь врач ежедневно имеет дело с тяжелыми физическими нагрузками. Он может проводить в операционной по 9-10 часов, занимаясь лечением пациентов, которые попали в ДТП, пережили падение с большой высоты.

Люди получали и продолжают получать травмы, поэтому этот врач ни секунды не сидит без работы, занимаясь лечением вывихов любой сложности, тяжелыми ранами, переломами и ушибами, требующими оперативного лечения, разрывами связок, сотрясением. Работая с пациентами, он выполняет следующие виды операций:

  • остеосинтез;
  • транспедикулярная фиксация;
  • операции по лечению застарелых переломов, которые неправильно срослись;
  • артроскопия суставов;
  • эндопротезирование;
  • пластика связок и другие.

Хирург-травматолог находится в постоянном контакте с коллегами, работающими в гинекологических, нейрохирургических, гнойных, неврологических отделениях.

Специализируясь на хирургической травматологии, врач занимается не только лечением пациентов, но и отвечает за период реабилитации. Это очень важный этап, ведь именно от него зависит подвижность суставов, темпы восстановления, моральное и физическое состояние пациентов. Врач должен назначить пациенту лечебный массаж, подходящую программу лечебной физкультуры, инъекции, необходимые для снятия боли и отечности, лазерную и другие виды физиотерапии.

Особенности профессии

Хирург-травматолог должен быть физически развитым и достаточно сильным человеком, что обусловлено спецификой его работы. Из-за жестких требований профессию редко выбирают женщины. Этот врач стоит у операционного стола ежедневно, часто работая с экстренными случаями (болевой шок, сердечная недостаточность, большая кровопотеря и другие).

Хирурги-травматологи выполняют оперативные вмешательства, они постоянно обучаются, осваивая новые техники лечения, получая навыки работы с современным оборудованием. Стоит помнить о том, что травматологов, окончивших вуз, не сразу допускают в операционную. Они в течение определенного количества времени учатся, наблюдая за работой опытных наставников. Постепенно врачу начинают доверять выполнение несложных операций, поэтому средний возраст хирургов-травматологов составляет 30 лет и более.

Опытный травматолог умеет «собрать» кость буквально по частям, он способен спасти сложного пациента, страдающего от перелома черепа, поставить на ноги того, кто получил травму позвоночника. Хирург-травматолог должен иметь глубокие знания о физиологии и анатомии человека, о разных видах оперативных вмешательств, он обязан уметь сохранять трезвость мышления, столкнувшись со сложными ситуациями. От действий врача напрямую зависит дальнейшая жизнь пациентов.

Читать еще:  Обучение на врача цена

Плюсы и минусы профессии

Плюсы

  1. Работа в отличной операционной, оснащенной инновационным оборудованием.
  2. Хирурги-травматологи востребованы, их уважают и ценят.
  3. Вузы, где травматолог может получить образование, есть в любом регионе РФ.
  4. Правильно проведенная операция, вернувшая пациенту здоровье, дает травматологу ощущение собственной важности, что стимулирует его к дальнейшей работе.
  5. Профессия подходит для врачей, которые искренне желают помогать своим пациентам, работая со сложными травмами, заболеваниями.
  6. Приятный коллектив, опытные коллеги, готовые всегда прийти на помощь.

Минусы

  1. Низкая зарплата.
  2. Работа, требующая полной самоотдачи.
  3. Высокая ответственность за жизнь пациентов.
  4. Сложные оперативные вмешательства.
  5. Профессия больше подходит для мужчин, чем для женщин.
  6. Разные социальные группы пациентов, с которыми бывает сложно найти общий язык.
  7. Рабочие будни травматолога — это многочасовые операции, бессонные ночи и сложные пациенты.

Важные личные качества

Опытный хирург-травматолог должен иметь определенный склад характера, в котором преобладает жесткость, умение договариваться с любым человеком, ассертивность, безапелляционность, упорство и настойчивость. Работая, он соблюдает принципы медицинской этики и врачебной тайны.

Врач должен искреннее любить свою профессию, осознавая, что спасение жизней пациентов — это не рутинная работа, а его истинное призвание. Конечно, хирург-травматолог должен иметь хорошо развитую моторику, сильные руки, отличаться выносливостью и собранностью.

Обучение на хирурга-травматолога

Абитуриенты, стремящиеся изучать хирургическую травматологию, после школы или медицинского колледжа поступают в вуз. Нужно выбирать программу подготовки «Педиатрия» или «Лечебное дело».

Врач, который хочет получить узкую специализацию, после вуза поступает в ординатуру, где осваивает специальность «Травматология и ортопедия». Заметим, что студенты, имеющие склонность к аналитической и творческой работе, после ординатуры могут направиться в аспирантуру, что даст им возможность заниматься научно-исследовательской деятельностью, которую они будут совмещать с практической работой.

Как всё устроено: Работа травматолога

Травматолог анонимно рассказал The Village о головной боли из-за каблуков, о «высоком новогоднем сезоне» и о человеческой глупости, которая часто приводит к травмам.

О горячем сезоне

Высокий сезон для травматологов начинается в начале декабря, когда неожиданно выпадает снег и опускается температура. У нас же зима всегда подкрадывается незаметно — коммунальные службы не готовы, на дорогах снег, который при плавающей температуре превращается то в слякоть, то в лёд. Ну и понеслось! И заканчивается это только тогда, когда снег сходит окончательно.

Ты выдыхаешь, прощаешься с близкими и идёшь работать до весны. Никто не знает, когда закончится твой рабочий день, ты можешь не выходить из клиники несколько дней: кого-то привозят ночью — надо лечить, экстренные операции — надо делать. И тут уж каждый находит своё дао и постигает его: я, моя жена, которая в этом году опять праздновала Новый год без меня, потому что я был на дежурстве. В день у тебя может быть около 30 пациентов. Но есть какой-то предел потока, больше которого всё равно не пройдёт через одного врача.

Самая распространённая травма зимой — «упал — очнулся — приёмное отделение». Чаще всего ломают лодыжки, но бывают переломы рук, лучевых костей, локтей — это когда упал неудачно. Кстати, каблуки сами по себе — половина перелома, надо только чуть-чуть докрутить ногу. Площадь соприкосновения уменьшается, трения никакого. Когда стопа полностью стоит на земле, гораздо проще маневрировать и выкрутиться, поэтому вопрос каблуков очень животрепещущий. Женщины, бросьте каблуки хотя бы на зиму!

О Новом годе

Новогодний сезон можно считать открытым, когда начинаются корпоративы, то есть тоже с начала декабря. Тут количество пьяных травм резко увеличивается. В сам Новый год людей меньше, и не столько потому, что все ведут себя аккуратно, сколько потому, что не все добираются до больницы. Вот на следующее утро они просыпаются и понимают, что что-то не так. Классическое:

— Ксения, а почему у меня такая большая рука?

— Олег-Олег, иди сюда, с ним, похоже, что-то не так!

Как раз первого они начинают приезжать. Некоторые и до 13 января могут спокойно существовать: кто же болеет в праздники? А потом праздники прошли — надо лечиться. Хотя и в сам Новый год в больнице всегда дежурят врачи. И тут травматологи работают наравне с хирургами, потому что приезжают всякие панкреатиты, печень и прочие радости новогодней жизни.

О глупых травмах

Количество травм зависит не только от сезона, но и от конкретной больной головы. В каждый сезон у травматологов свои радости: летом и весной — это ролики, велосипеды и другие средства латентного самоубийства. А ещё есть зимние виды спорта, весенние.

Любой травматолог склонен согласиться с Эйнштейном, что есть две бесконечности: Вселенная и человеческая глупость. Ты понимаешь это, когда к тебе приходят пациенты с удивительными травмами. Например, один немец готовил еду для своей рыбки, и ему надо было что-то перемолоть, он взял мясорубку, но скорость вращения показалась ему неудовлетворительной, поэтому сумрачный тевтонский гений подсоединил дрель к мясорубке и не учёл скорость вращения — мясорубка затянула его руку.

Тысячи травм начинаются со слов: «Вася, смотри, как я могу!» — и на снегоходе в дерево. Когда люди переходят границы разумного, чаще всего это заканчивается у меня в кабинете. Ну и ещё люди склонны к экспериментам. Поэтому я только в первый раз удивился, когда увидел на рентгене в заднем проходе пациента зажигалку. А потом я столько всего там находил. Вот рентген пациентки — тут тазовые кости, а между ними инородное тело. Это фаллоимитатор, вот батарейки отчётливо видны.

О коллегах

Вообще у меня весь iPhone заполнен каким-то случаями из практики. Мы между собой с врачами периодически такими картинками перебрасываемся, делимся обычно какими-то курьёзными случаями или, наоборот, сложными — какой-то красивой, сложной и хорошо проведённой операцией. Вот например, фотографии перелома руки до и после операции. Мы сустав и кость прямо как конструктор собирали. И в итоге как красиво всё получилось.

С не докторами дружить сложно. Особенно когда ты оказываешься в незнакомой компании и кто-то случайно узнаёт, что ты врач. Тут же начинается: «у меня голова давно болит в этом месте», «а у меня рука», «а у меня нога». Без сомнения, ты посмотришь, ответишь, но они сразу «а ещё у меня вот это было». А врачи знают, что вне работы мы либо не общаемся на медицинские темы, либо рассказываем интересные случаи из практики.

О том, как становятся травматологом

В медицину приходят по трём причинам: я хочу, потому что мне это надо; хочу, потому что у меня папа-мама-дядя; я не хочу, но у меня папа-мама-дядя.

Читать еще:  Категории врача анестезиолога реаниматолога

Сначала вы шесть лет маринуетесь в университете в попытках понять, чего хотите от жизни — если вы, конечно, не пришли туда, получив пинок от взрослых, или если у вас нет дороги в медицине, то есть папа был урологом, дедушка был урологом, прабабушка была урологом.

В процессе обучения люди прикасаются к разным специальностям и имеют возможность псевдовыбора, но выбор в итоге делается больше интуитивно и наудачу: хороший был преподаватель по травматологии, например.

Я с детства мечтал стать реаниматологом: мне казалось, это профессия героя

После шести лет обучения вы всё ещё никто — просто врач без специальности, и вам надо идти либо в интернатуру, либо в ординатуру. Не спрашивайте меня, какая между ними разница, я не знаю.

Я с детства мечтал стать реаниматологом: мне казалось, что это профессия героя, который спасает умирающих людей. Первые четыре года в медицинском я так и думал, что пойду в реаниматологию. Но потом просто перехотелось — такое тоже бывает. Кстати, реаниматологов я до сих пор очень уважаю. Они очень позитивные, работать с ними — одно удовольствие. Доктора вообще любят пошутить, над собой, над пациентом, но реаниматологи, в виду того что они постоянно на границе жизни и смерти, любят пошутить гораздо больше, чем все остальные.

Об образовании и зарплате

Если бы вы знали, как мне страшно ходить по врачам: я же видел, как проходит обучение. Преимущество работы доктором хотя бы в том, что у вас много знакомых в медицинской сфере и, если вам нужно, вы можете найти специалиста. Вообще, я каждому в России советую иметь хотя бы одного хорошо знакомого доктора. А определить со стороны, нормальный ли перед вами специалист, думаю, невозможно. Ну разве что по каким-то обычным характеристикам вроде того, насколько грамотна его речь и адекватно сознание.

Платят докторам официально мало, но есть способы заработать — от официальных платных услуг до прямого вымогательства. Сдерживающим фактором пока является то, что доктора, как правило, люди интеллигентные. Но такие слова всё труднее говорить о тех, кто выпускается из вузов сейчас.

Более стабильный заработок и нет необходимости что-то вымогать у тех врачей, которые работают в частных клиниках. Но частная медицина пока не так развита, а врачу уходить из профессии достаточно сложно, потому что ты тратишь на подготовку к работе очень много времени. И посылать всё и идти работать автомехаником или менеджером по продажам — это сложный выбор.

Самое лучшее в работе врача — это видеть результат своей работы, как в любой профессии, наверное. Только у врачей результат нагляднее, чем где бы то ни было: вот человек не ходил, вот он идёт, улыбается: «Посмотрите, доктор, как я умею». За этим и нужно идти в медицину. Когда ты сделал что-то и человеку стало лучше, ты понимаешь, что на своём месте. А вот самое тяжёлое — оставаться человеком. В любой профессии есть деформирующая составляющая, то, что меняет твою личность. У нас очень снижается порог сочувствия. Ещё очень грустно попадать в ситуацию, в которой ты не можешь помочь.

О сериалах и фильмах

Очень много разных телевизионных вариаций на тему медицины. Не могу сказать, что много их смотрю. Вот «Интерны», например, похожи на действительность в том плане, что интерн или ординатор в больнице приходит на уровень ниже санитара. Наша группа молодых ординаторов выносила мебель из кабинета профессора, мыла полы, заносила обратно. Только наш профессор был не Охлобыстин. А с ним бы было очень классно работать, мне кажется.

Доктор Хаус — прекрасный врач. То, к чему каждый стремится: не видеть пациентов, лечить их удалённо. Кстати, «все лгут» — это тоже правда. С медицинской стороны в «Хаусе» всё достаточно грамотно. Но соответственно их действительности, а не нашей, конечно. У нас-то «сестра, несите сюда зелёнку, будем лечить» или «гипс — домой», когда нужна операция.

С умным видом ты говоришь пациенту, что у него всё в порядке и он может идти домой. Потом этот человек приходит к другому доктору и спрашивает, что «вылезло». И вроде бы не скажешь, что тот доктор был мудак и накосячил. Говоришь, что была неправильно выбрана тактика лечения.

О пациентах

Никто не вспоминает о тебе, когда всё хорошо. Сначала, когда начинаешь работать, это грустно: они уходят и перестают звонить. Но потом ты понимаешь, что это нормально. Впрочем, из правила бывают исключения — некоторые пишут из других городов, из Америки или Новой Зеландии. Пишут, что у них всё хорошо, поздравляют с праздниками — конечно, любому врачу это приятно.

Да, под Новый год нам постоянно дарят коньяк и конфеты — это даже не подарок, а так — дань традиции, что ли. Тут редко бывает что-то необычное, хотя недавно моему коллеге подарили консервы «Говядина» и «Конина».

операцию снимали на видео, но часть процесса специально вырезана, чтобы скрыть, как в неё вживили чип

Есть пациенты, которые пытаются учить тебя, как лечить. Неадекватных и неприятных людей вообще не так уж мало, а в стрессовой ситуации мудаком становится каждый второй. Учишься с ними управляться. Весной и осенью вот традиционно обострение паранойи, и страдают от этого не только психиатры. Как-то ко мне на операцию попала женщина — надо было знать, конечно, за кого берёшься, но я её увидел только на операционном столе. После операции она написала на несколько страниц мелким почерком жалоб. Потом она сидела у меня в кабинете и полчаса рассказывала, что операцию снимали на видео для того, чтобы ФСБ могло эту плёнку отсмотреть, а вот часть процесса была специально вырезана, чтобы скрыть, как в неё вживили чип.

О юморе

Про врачей вообще очень много шуток, но про травматологов я помню только одну и то неприличную: в кабинет заходят два человека, и рука одного застряла в другом — обычное, в общем, дело для травматологов, и врач им говорит: «Вы понимаете, что это кабинет травматолога, а не кукольный театр?»

Ещё есть стишки: лучше гипс и кроватка, чем гранит и оградка. И так далее. А ещё мы можем делать операцию с надетыми заячьими ушками, например: пациент всё рано не видит, а нам без шуток никак нельзя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector