Luxe-empire.ru

Красота и Здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Женщины химики россии

Женщины химики россии

Анна Федоровна Волкова, Юлия Всеволодовна Лермонтова, Вера Евстафьевна Богдановская. Кому известны теперь эти имена? А между тем их носили русские женщины, которые первыми в России начали заниматься химическими исследованиями и достигли здесь заметных успехов.

Точная дата рождения А.Ф. Волковой неизвестна, скудны сведения о её жизненном пути. Нет данных о том, каким образом ей удалось получить химическое образование. Но вклад её в химию был достаточно весом. Пожалуй, в 1870-ых гг. Волкова была одним из крупнейших специалистов в области изучения толуол-сульфокислот. Она впервые синтезировала в чистом виде орто-толуолсульфокислоту, получила её хлорангидрид и амид. Впоследствии эти два соединения оказались основными продуктами производства сахарина. Исходя из сульфокислот, она приготовила пара-трикрезолфосфат, который потом стал употребляться как пластификатор в производстве пластмасс.

Известно, что Волкова некоторое время работала в химической лаборатории Лесного института в Петербурге у известного химика и агронома А.Н. Энгельгардта, а с 1870 г — в лаборатории председателя Русского технического общества П.А. Кочубея. В этом же году она стала первой женщиной, принятой в русское химическое общество. В журнале общества она опубликовала около 20 статей. А на III Съезде русских естествоиспытателей в 1871 г. она выступила с двумя докладами и даже была выбрана председателем одного из заседаний.

Всю жизнь Анна Фёдоровна была стеснена в средствах, хотя по мере возможности петербургские химики помогали ей. Умерла она в 1876 г., не дожив, видимо, и до сорока лет.

Гораздо более счастливо сложилась судьба Ю.В. Лермонтовой (1846-1919). Её отец (между прочим, троюродный брат М.Ю. Лермонтова) был генералом, директором Московского кадетского корпуса. Интерес к химии пробудился у неё с детских лет. Лучшие преподаватели кадетского корпуса давали ей частные уроки. Но когда она решила продолжить образование за границей, отец решительно воспротивился желанию дочери

Скорее всего Юлии Всеволодовне не удалось бы переубедить отца, если бы не её дружба с Софьей Васильевной Ковалевской -знаменитым математиком конца прошлого столетия. Она сумела найти подход к несговорчивому родителю, и тот, в конце концов, согласился выполнить просьбу дочери.

Осенью 1869 г. Лермонтова приехала в Гейдельберг, где поселилась в семье Ковалевской. Там она начала работать в химической лаборатории Р. Бунзена и выполнила содержательное исследование по химии платиновых металлов. Однако её больше привлекала органическая химия. Её проблемами она и стала заниматься, переехав в 1871 г. в Берлин; здесь её наставником был А. Гофман. Уже первая статья Лермонтовой «О составе дифенина» содержала новые данные; в частности, была установлена правильная формула соединения. Работа в 1872 г. была доложена на заседании Немецкого химического общества. Юлия Всеволодовна начинает задумываться о докторской диссертации, выбрав для защиты Гёттингенский университет. «Гёттинген ещё более типичный маленький университетский городок, чем Гейдельберг. По размерам очень небольшой университет играл в нём первенствующую роль; общественной жизни, кроме университетской, как бы и не было» — вспоминала позже Лермонтова. В этой «рафинированной» обстановке осенью 1874 г. за работу «К изучению метиленовых соединений» ей присудили степень доктора философии «cum magna laude» (с великой похвалой).

Так Лермонтова стала первой русской женщиной, удостоенной докторской степени за исследования в области химии. В том же году и в том же университете доктором стала и С.В. Ковалевская.

Вернувшись на родину, Юлия Всеволодовна работала в Петербурге у А.М. Бутлерова и в Москве — у В.В. Марковникова. Оба корифея русской химии отзывались о своей сотруднице с теплотой и уважением. Хорошо она знала и Д.И. Менделеева; его статью о неорганическом происхождении нефти она перевела на французский язык.

В России она стала заниматься предельными углеводородами и их галоидозамещёнными, приготовила диизобутилен, который при гидрировании даёт изооктан. Лермонтова была среди тех учёных, которые закладывали основы современной химии разветвлённых парафинов.

В течении нескольких лет Лермонтова была активным членом Русского химического общества и опубликовала в журнале Общества несколько статей.

К сожалению, из-за сложных житейских обстоятельств, в 1881 г. ей пришлось оставить научную деятельность. Она уехала в своё имение Семенково и фактически оставалась там до конца жизни. Сложись её судьба по другому, она, несомненно, оказалась в первых рядах русских химиков. Её петербургские и московские коллеги сохранили о ней добрую память.

В.Е. Богдановская (1866-1896) была дочерью известного хирурга. Отец не возражал против её обучения за границей, но здесь были преграды иного толка. Всё же в октябре 1889 г. она сумела уехать в Женеву и работала там в лаборатории К. Гребе. Она пришла к немецкому химику с оригинальной идеей: синтезировать фосфорный аналог синильной кислоты НСР. Гребе, однако, не пошёл навстречу и предложил другую тему: изучение реакции восстановления дибензилкетона. Богдановская успешно провела исследование. Оно легло в основу её докторской диссертации, защищённой в Женевском университете в 1892 г.

По возвращении в Россию она занималась также преподавательской деятельностью — в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства и на Петербургских высших женских курсах. Она даже написала «Начальный учебник химии» — первый случай, когда автором учебника в России стала женщина. Выйдя замуж за артиллерийского генерала Я.К. Попова, она уехала с ним на Ижевский завод в Вятскую губернию. Там она устроила небольшую лабораторию, где хотела осуществить мечту своей юности: получить НСР. Но 25 апреля Богдановская смертельно отравилась фосфористым водородом. Видный химик Г.Г. Густавсон писал о ней в некрологе: «Не лишённая иронии, она доставляла своими беседами глубокое наслаждение. Удовольствие общения с ней увеличивалось тем, что эта женщина была основательно и всесторонне образована и что она обладала замечательной ясностью ума. »

В первую годовщину её смерти в химической лаборатории Высших женских курсов был устроен вечер её памяти. В этом же году вышло первое издание её «Начального учебника химии».

Эти три яркие фигуры женщин-химиков составляют неотъемлемую часть истории химии в нашей стране, и их имена не могут быть преданы забвению. Их пионерская деятельность немало способствовала популяризации профессии химика среди русских женщин.

Ещё 20 сентября 1878 г. в Петербурге открылись Высшие женские курсы. За тридцать лет своего существования они дали образование двум с половиной тысячам женщин, среди которых многие посвятили себя деятельности в области химии. На курсах читали лекции такие видные химики, как Д.И. Менделеев, А.М. Бутлеров, Н.Н. Бекетов, М.Д. Львов и другие.

Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору

Женщины–химики

В XIX в. женщинам в России не разрешалось поступать в высшие учебные заведения, и те, кто стремился получить высшее образование, должны были уезжать за границу или изучать науки самостоятельно.

Первой в мире женщиной, опубликовавшей исследования по химии, была Анна Федоровна Волкова (год рождения неизвестен, умерла в 1876 г.). С 1869 г. она работала в химической лаборатории Петербургского земледельческого института у А.Н.Энгельгардта. Под руководством Д.И.Менделеева вела практические занятия со слушательницами Владимирских женских курсов (С.-Петербург). За выдающиеся исследования в области химии была принята в члены Русского химического общества, редактировала журнал этого общества. В 1876 г. на Всемирной промышленной выставке в Лондоне экспонировались препараты, синтезированные русскими учеными. Среди них были вещества, полученные Волковой.

Читать еще:  Биохимик кто это

В деятельности «Журнала Русского химического общества»* активно участвовала и Вера Евстафьевна Богдановская (1867–1896). Она была помощником главного редактора Н.А.Меншуткина. Богдановская принимала участие в подготовке посмертного издания книги А.М.Бутлерова «Введение к полному изучению органической химии», а также написала «Начальный учебник химии» (оригинал хранится в краеведческом музее в г. Сосница Черниговской области).

В.Е.Богдановская

Из естественных наук Богдановскую интересовала также энтомология, в 1889 г. она написала интересный очерк «Пчелы». Большое место в ее жизни занимала литературно-художественная деятельность: она переводила рассказы с французского на русский и с русского на французский, написала несколько интересных повестей и рассказов, которые печатались в журналах того времени. В 1898 г. в Петербурге был издан сборник литературных произведений Богдановской.

Писатель В.Вересаев вспоминает: «Завидно было слушать, сколько у нее было знания, остроумия и находчивости. Вера Евстафьевна была человек выдающийся. Окончив Бестужевские курсы, она впоследствии уехала за границу, получила в Женевском университете степень доктора химии, читала на Петербургских высших женских курсах стереохимию».

Вера Евстафьевна с 1895 г. жила в Вятской губернии. Здесь, верная своему призванию, она создала небольшую лабораторию на Ижевском заводе, где вела научные исследования. Последней ее работой было получение фосфорного аналога синильной кислоты. Для исследований использовались запаянные стеклянные трубки, которые нагревались до высокой температуры. 25 апреля 1896 г. одна из трубок разорвалась и поранила руку Веры Евстафьевны. Отравление очень токсичным фосфористым водородом (фосфином) привело к быстрой смерти.

Статья опубликована при поддержке федеральной сети учебных центров «Годограф». Курсы ЕГЭ и ГИА (ОГЭ) — подготовка по таким школьным дисциплинам как математика, русский язык, обществознание, физика, химия, биология, английский язык, литература, история, информатика. Мини-группы разных уровней с индивидуальными программами, контроль за успеваемостью учеников. Узнать подробную информацию о курсах, цены и контакты Вы сможете на сайте, который располагается по адресу: http://godege.ru.

Похоронена В.Е.Богдановская в с. Шабалиново Коропского района Черниговской области.

Ю.В.Лермонтова

Получив высшее образование в Германии, Юлия Всеволодовна Лермонтова (1846–1919) выполняла ряд работ по просьбе Д.И.Менделеева, переводила его труды на французский и немецкий языки. В звании доктора химии она вернулась в Россию, где работала вместе с В.В.Марковниковым в Москве, а затем с А.М.Бутлеровым в Петербурге. Наиболее значительные труды Лермонтовой относятся к органической химии. Исследования Лермонтовой способствовали возникновению первых русских нефтегазовых заводов. Ее работы используются до сих пор, например для синтеза высокооктановых углеводородов. С 1875 г. имя Лермонтовой официально занесено в список членов Русского химического общества.

Единственная женщина-химик, дважды удостоенная Нобелевской премии за работы в области физики (1903) и химии (1911), – Мария Склодовская-Кюри (1867–1934). Открытия, сделанные ею, положили начало новой эре в истории человечества – освоению неисчерпаемых запасов энергии, скрытых в ядрах атомов химических элементов.

М.Склодовская-Кюри

Ни одна женщина-ученый не пользовалась такой популярностью, как Мария Кюри. Ей было присуждено 10 научных премий и 16 медалей. Она была почетным членом 106 академий, научных учреждений и обществ. В 1926 г. Мария Склодовская-Кюри избирается почетным членом Академии наук СССР. И притом она была так скромна, что А.Эйнштейн по этому поводу произнес памятные слова: «Мария Кюри из всех людей в мире единственный человек, не испорченный славой».

Младшая дочь Марии Кюри – Ева в своей книге о матери писала: «Мадам Кюри является живой библиографией по радию: владея в совершенстве пятью языками, она прочитала все печатные работы по исследованиям в этой области. . Мари обладает бесценной способностью – разбираться в запутанных клубках познания и гипотез». О себе Мария Кюри говорила: «Я принадлежу к числу людей, которые думают, что наука – это великая красота. Ученый у себя в лаборатории – не просто техник: это ребенок, лицом к лицу с явлениями природы, действующими на него, как волшебная сказка». Для нее добыча грамма радия из тысячи тонн руды, изучение его свойств на протяжении многих лет были подлинной поэзией. В 1911 г. Марии Склодовской-Кюри была вручена Нобелевская премия «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента».

Cтаршая дочь Марии Кюри – Ирен Жолио-Кюри (1897–1956) – выдающийся ученый в области радиохимии. По окончании Парижского университета она работала в лаборатории своей матери и стала ее преемницей – возглавила впоследствии кафедру в Парижском университете. Ее работы сыграли большую роль в истории открытия и исследования реакции деления атомных ядер. В 1935 г. супруги Фредерик и Ирен Жолио-Кюри были награждены Нобелевской премией «За выполненный синтез новых радиоактивных элементов».

И.Жолио-Кюри

В 1947 г. Лондонское Королевское общество избрало 37-летнюю Дороти Кроуфут-Ходжкин (1910–1994) своим членом. Женщина удостоилась этой чести впервые.

Д. Кроуфут-Ходжкин

Свои исследования Дороти Ходжкин начала в 1933 г. вместе с профессором Джоном Берналом, который говорил о ней: «Не будучи такой выдающейся личностью, какой была с самого начала научного пути Дороти Ходжкин, нельзя удостоиться столь высокой награды».

Несколько лет профессор Ходжкин занималась изучением строения молекулы пенициллина и уточнением его химической формулы.

Но самую большую известность принесли Ходжкин работы по расшифровке строения молекулы витамина В12. В результате этого сложнейшего исследования, потребовавшего более восьми лет самоотверженного труда, впервые были получены кристаллы В12, пригодные для рентгеноструктурного анализа. В 1964 г. за «рентгеноструктурное определение строения витамина В12 и других важных биохимических объектов» английский профессор Дороти Кроуфут-Ходжкин удостоена Нобелевской премии.

Л и т е р а т у р а

Байкова В.М. Химия после уроков. В помощь школе. Петрозаводск: Карелия, 1976, с. 147–152; Гольданский В.И., Черненко М.Б. Мария Склодовская-Кюри (к 100-летию со дня рождения). Химия и жизнь, 1967, № 12, с. 27; Мусабеков Ю.С. Юлия Всеволодовна Лермонтова, 1846–1919. М.: Наука, 1967; Мусабеков Ю.С. Первые русские женщины-химики. Химия и жизнь, 1968, № 3, с. 12; Сергеева И. Юлия Лермонтова. Химия и жизнь, 1966, № 1, с. 8; http://www.alhimikov.net/laureat/laureat.html.

М.А.ГОЛОВАХИНА,
учитель химии средней школы № 20
(п. Псебай, Мостовский р-н,
Краснодарский край)

* С 1878 г. он назывался «Журналом Русского физико-химического общества».

Первые женщины-химики

Пришествие женщин в теоретическую и практическую науку, и в химию в том числе, приняло в конце XIX века характер системного явления. Рост числа образованных женщин и возникновение возможности получения образования в России, зачастую именно там, где происходило непосредственное развитие какой-либо отрасли науки, создали условия для заметного присутствия женщин во всех сферах научной деятельности. Химия влекла молодых студенток как предмет во многом загадочный, но несомненно перспективный, значимый для настоящего и будущего.

Отдельные статьи на нашем сайте посвящены женщинам-химикам, внесшим свой заметный вклад в химическую науку: Анна Федоровна Волкова Юлия Всеволодовна Лермонтова Вера Евстафьевна Богдановская

Ольга Александровна Давыдова, окончившая Высшие женские курсы в первом выпуске, Европе посвятила свою деятельность широкому распространению химических знаний среди женщин, а также популяризации работ русских химиков в Западной Европе. Будучи ассистентом Бутлерова, она руководила на курсах лабораторными и практическими занятиями. Превосходно владея несколькими иностранными языками, в том числе итальянским, Давыдова реферировала труды русских химиков для журнала «Cazetta critica italiana», издаваемого в Риме с 1871 г.

Из воспитанниц женских курсов одной из первых свои работы начала публиковать Рудинская (ученица Богомольца). Значительные исследования выполнили в лаборатории курсов и опубликовали в России и за рубежом (самостоятельно или совместно со своим руководителем Густавсоном) и другие женщины-химики: Богославская, Маркова (урожденная Булатова), Поппер, Кауфман (урожденная Соловейчик).

В начале ХХ в. в журнале Pyccкого химического общества появился целый ряд работ физико-химической направленности, выполненных слушательницами женских курсов. Из них отметим труды Рихтер-Ржевской, Баландиной. Одновременно печатались работы и чисто прикладного характера, например, исследование Войнаровской и Наумовой.

Мария Павловна Корсакова, окончившая Высшие женские курсы, член Русского химического общества, занялась критическим рассмотрением вопроса о свободном органическом радикале трифенилметиле, впервые описанном незадолго до того Гомбергом. В своей статье она соглашается со взглядом Гомберга на природу данного углеводорода и пишет, что его состав «нельзя объяснить плаче, как допустив существование в нем одного углеродного атома, связанного с тремя одноатомными радикалами». Затем Корсакова указывает на трудность объяснения слишком большого молекулярного веса соединения: «Число это такого рода, что не позволяет решить, имеем ли мы доло с простой или удвоенной частицей трифенилметила». Здесь Корсакова проявила научную прозорливость: ее мнение подтвердилось спустя семь лет (1909) в классических работах Виланда.

Из химических лабораторий Москвы самой демократичной в смысле допуска женщин была университетская. Хорошие традиции Марковникова, а затем Зелинского развивали их ученики и последователи, особенно Коновалов, ярый поборник высшего женского образования. Он воспитал большую плеяду учительниц, из среды которой вышли исследовательницы, печатавшие свои труды в химических журналах; часть бывших курсисток работала на заводах. Наиболее известными ученицами Коновалова были 3.В. Кикина (в дальнейшем ближайшая помощница почетного академика Н. М. Кижнера), А. Ю. Жебенко (помощница А. Н. Реформаторского), С. Р. Коцына, А. Н. Шереметевская, А. Плотникова и др. Из их опубликованных в ЖРХО работ достойны упоминания статьи Кикиной и Плотниковой. Из научной школы Вагнера выдвинулись М. Идзьковская, С. Бушмакина и др. Первая из них опубликовала интересную работу по деструктивному окислению органических веществ.

Из учениц А.П. Бородина в Медико-хирургической академии наиболее способной была Аделаида Луканина, которая, по,словам профессора, «работала весьма толково». Она изучала окисление белка под действием перманганата калия; при этом, вопреки утверждениям французского химика Бешана, ни разу не удалось получить мочевины. Далее Луканина исследовала действие хлористого сукцинила на бензоин, и на этот раз она исправила данные немецкого химика Лимприхта. Три интересные работы Луканиной докладывались Бородиным на заседании Русского химического общества, и были опубликованы в журнале этого общества. Последняя из статей опубликована также в «Бюллетене» Петербургской Академии наук; по-видимому, она явилась первым химическим трудом, напечатанным женщиной в изданиях отечественной академии.

Среди женщин-химиков дореволюционной России, достигших ученой степени доктора, нужно отметить Евдокию Александровну Фомину-Жуковскую (1860 — 1894). Она родилась в г. Луха Костромской губернии в семье коллежского секретаря. Потеряв в четырехлетнем возрасте отца, девочка жила в тяжелых условиях. Сначала она училась в Костромской женской учительской семинарии, а затем в Самарской женской гимназии. Окончив дополнительный курс последней (1881), девушка получила право преподавать математику со званием «домашней наставницы». Но она не удовольствовалась этим званием и уехала в Женеву для продолжения образования. Там Евдокия Александровна жила впроголодь, давая частные уроки, но упорно училась в университете, с увлечением работала во многих лабораториях. В лаборатории Гребе она выполнила интересное исследование о превращениях веществ из группы ксантона. Отлично выдержав трудные экзамены, Фомина-Жуковская представила, за которую была удостоена ученой степени доктора физических наук. После этого женевские профессора предложили русской девушке место ассистента по органической химии, но она рвалась на родину.

В Москве Евдокия Александровна смогла получить только место преподавателя математики в младших классах частной гимназии, и это ее, конечно, не удовлетворило. К счастью, через некоторое время, eё пригласил в качестве ассистента в свою университетскую лабораторию Марковников. Они совместно выполнили важное исследование циклогептанона. Затем Фомина-Жуковская помогала Н. Д. Зелинскому в исследовании тиофена. К сожалению, жизнь талантливой исследовательницы оборвалась в возрасте всего 34 лет.

В 1906 г. Русское химическое общество впервые присудило Малую бутлеровскую премию женщине — М. Г. Агеевой — за исследование в области органической химии.

Первый Менделеевский съезд, посвященный памяти всемирно признанного руководителя «русской химической дружины», собрал в декабре 1907 года в Петербурге свыше тысячи химиков и физиков страны. Среди делегатов были и женщины — 55 человек; это немалая цифра по тому времени. Большая часть делегаток проживала в Петербурге и Москве, но некоторые приехали в столицу из далеких городов — Харькова, Одессы, Тифлиса, Баку, Н.-Новгорода, Воронежа, Казани, Пензы, Вологды и т. д. В списках делегатов мы находим — Л. Э. Кауфман, О. Э. Озаровскую, Л. Н. Наметкину, А. В. Баландину А. Ф. Васильеву и др. В последующих Менделеевских съездах женщины принимали все более широкое участие. Уже на III съезде в 1922 г. (первый съезд в советское время) было 68 делегаток, что составило 20 процентов всех участников съезда.

Некоторые из публикаций женщин-химиков:

• Рудинская. Об изомеризации парабановоаммонийной соли в оксалурамид. ЖРХО, 1885, т. 17, стр. 278;
• Рудинская. Действие аммиака на парабановую кислоту. ЖРХО, 1885, т. 17, стр. 279.
• Н. В. Богославская. О действии триметилена на бензол в присутствии хлористого алюминия. ЖРХО, 1894, т. 28, отд. 2, стр. 6.
• Е.А. Маrkowа. Uber die Bildung von Keiopentamethylen aus Viniltrimethylenbromid. Journ. fiir prakt. Chemie, 1897, Bd. 56.
• О.М. Popper. Beitrag zur Constitution von Pentaerytrit. Joum.. fiir prakt. Chemie, 1897, Bd. 56;
• Л.Э. Кауфман. О влиянии солей на скорость бромирования ароматических соединений. ЖРХО, 1898, т. 30, отд. 2, стр. 215.
• Н.П. Рихтер-Ржевская. Скорость гидратации уксусного ангидрида. ЖРХО, 1900, т. 32, стр. 349;
• Н.П. Рихтер-Ржевская. О растворимости цианистого этила, ацеталя и этилового спирта в воде и соляных растворах. ЖРХО, 1900, т. 32, стр. 362;
• В.А. Баландина. Химическое исследование воды Плодбищенского озера Енисейской губернии. ЖРХО, 1900, т. 32, стр. 194,
• С. Войнаровская, С.Наумова. Технический анализ масла из арбузных семян. ЖРХО, 1902, т. 34, стр. 695.
• М.П. Корсакова. О трифенилметиле. ЖРХО, 1902, т. 34, стр. 65.
• 3.В. Кикина. О нитровании мезитилена. ЖРХО, 1896,т.28, отд. 2, стр. 3; она ж е. Нитрование дигидрокамфена и хлоргидрата пинена. ЖРХО, 1902, т. 34, стр. 935.
• А. Плотникова. Материалы по исследованию грозненской нефти. ЖРХО, 1900, т. 32, стр. 834; 1901, т. 33, стр. 50.
• М. Идзьковская. К реакции окисления алициклических соединений. ЖРХО, 1898, т. 30, стр. 259.
• М.Г. Агеева. Обратимый изомерный процесс между Р-фенилпропиленом и симметричным метилфенилэтиленом при нагревании с безводной щелочью. ЖРХО, 1905, т. 57, стр. 662.
• А. Луканина. Окисление белка хамелеоном. ЖРХО, 1871, т. 3, стр. 127;
• А. Луканина. О действии хлористого сукцинила на бензоин. ЖРХО, 1872, т. 4, стр. 60, 129;

Литература: Ю.С.Мусабеков. Юлия Всеволодовна Лермонтова. М.:«Наука», 1967

ПЕРВЫЕ ЖЕНЩИНЫ РОССИИ, Ч. 2 — «ХИМИКИ»

Анна Федоровна Волкова, Юлия Всеволодовна Лермонтова, Вера Евстафьевна Богдановская… Кому известны теперь эти имена? А между тем их носили русские женщины, которые первыми в России начали заниматься химическими исследованиями и достигли здесь заметных успехов.

Анна Федоровна Волкова

Первая в мире женщина, получившая диплом химика (1870), Первая в мире женщина, опубликовавшая научную работу по химии, Первая женщина — член Русского Химического общества.

Точная дата рождения А.Ф. Волковой неизвестна, скудны сведения о её жизненном пути. Нет данных о том, каким образом ей удалось получить химическое образование. Нет ни одной фотографии. Но вклад её в химию был достаточно весом.

Пожалуй, в 1870-ых гг. Волкова была одним из крупнейших специалистов в области изучения толуол-сульфокислот. Она впервые синтезировала в чистом виде орто-толуолсульфокислоту, получила её хлорангидрид и амид. Впоследствии эти два соединения оказались основными продуктами производства сахарина. Исходя из сульфокислот, она приготовила пара-трикрезолфосфат, который потом стал употребляться как пластификатор в производстве пластмасс.

Известно, что Волкова некоторое время работала в химической лаборатории Лесного института в Петербурге у известного химика и агронома А.Н. Энгельгардта, а с 1870 г — в лаборатории председателя Русского технического общества П.А. Кочубея.

В этом же году она стала Первой женщиной, принятой в русское химическое общество. В журнале общества она опубликовала около 20 статей. А на III Съезде русских естествоиспытателей в 1871 г. она выступила с двумя докладами и даже была выбрана председателем одного из заседаний.

Всю жизнь Анна Фёдоровна была стеснена в средствах, хотя по мере возможности петербургские химики помогали ей. Умерла она в 1876 г., не дожив, видимо, и до сорока лет.

Юлия Всеволодовна Лермонтова

Гораздо более счастливо сложилась судьба Ю. В. Лермонтовой (1846-1919). Её отец (между прочим, троюродный брат М.Ю. Лермонтова) был генералом, директором Московского кадетского корпуса. Интерес к химии пробудился у неё с детских лет. Лучшие преподаватели кадетского корпуса давали ей частные уроки. Но когда она решила продолжить образование за границей, отец решительно воспротивился желанию дочери.

Скорее всего Юлии Всеволодовне не удалось бы переубедить отца, если бы не её дружба с Софьей Васильевной Ковалевской — знаменитым математиком конца прошлого столетия. Она сумела найти подход к несговорчивому родителю, и тот, в конце концов, согласился выполнить просьбу дочери.

Осенью 1869 г. Лермонтова приехала в Гейдельберг, где поселилась в семье Ковалевской. Там она начала работать в химической лаборатории Р. Бунзена и выполнила содержательное исследование по химии платиновых металлов. Однако её больше привлекала органическая химия. Её проблемами она и стала заниматься, переехав в 1871 г. в Берлин; здесь её наставником был А. Гофман.

К берлинскому периоду относится одна из лучших работ Лермонтовой — «О составе дифенина», которая была доложена Гофманом на заседании Немецкого химического общества, а затем опубликована (1872).

В 1874 году в Гёттингене ей была присуждена «докторская степень с высшей похвалой» за диссертацию «К вопросу о метиленовых соединениях». По возвращении её в Москву Дмитрий Иванович Менделеев устроил у себя дома торжественный ужин, где Ю. В. Лермонтова познакомилась с Бутлеровым, который пригласил её работать в своей лаборатории в Петербургском университете.

В 1878 одновременно с А. П. Эльтековым в лаборатории Бутлерова открыла реакцию алкилирования олефиновгалоидпроизводными жирного ряда; эта реакция легла в основу синтеза ряда видов современного моторного топлива.

С 1875 года Лермонтова — член Русского Химического общества (РХО).

В 1880 году В. В. Марковников начал свои знаменитые исследования кавказской нефти. Ему удалось привлечь к этой работе и Лермонтову. Окончательно обосновавшись в Москве, Юлия Всеволодовна Лермонтова вступила в Русское техническое общество, в химико-технической группе которого активно работала до 1888 года.

Лермонтова Первая смогла доказать преимущество перегонки нефти с применением пара. Однако, основной темой её научной деятельности было глубокое разложение нефти.

Лермонтова вместе с химиком-технологом А. А. Летним впервые в истории химической науки обратили внимание на то, что каменный уголь даёт светильный газ, худший по качеству, чем газ нефтяного происхождения; опытным путём было доказано, что нефть более пригодна для получения светильного газа, нежели уголь.

К научным заслугам Лермонтовой относятся и её работы, сыгравшие важную роль в технике катализа. Своими исследованиями она первой из учёных-химиков определила наилучшие условия разложения нефти и нефтепродуктов для получения максимального выхода ароматических углеводородов.

Исследования, проведённые Лермонтовой, способствовали возникновению первых нефтегазовых заводов в России.

К сожалению, из-за сложных житейских обстоятельств, в 1881 г. ей пришлось оставить научную деятельность. Она уехала в своё имение Семенково и фактически оставалась там до конца жизни. Сложись её судьба по другому, она, несомненно, оказалась в первых рядах русских химиков. Её петербургские и московские коллеги сохранили о ней добрую память.

Вера Евстафьевна Богдановская

В.Е. Богдановская (1866-1896) была дочерью известного хирурга. Отец не возражал против её обучения за границей, но здесь были преграды иного толка. Всё же в октябре 1889 г. она сумела уехать в Женеву и работала там в лаборатории К. Гребе.

Она пришла к немецкому химику с оригинальной идеей: синтезировать фосфорный аналог синильной кислоты НСР. Гребе, однако, не пошёл навстречу и предложил другую тему: изучение реакции восстановления дибензилкетона. Богдановская успешно провела исследование. Оно легло в основу её докторской диссертации, защищённой в Женевском университете в 1892 г.

По возвращении в Россию она занималась также преподавательской деятельностью — в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства и на Петербургских высших женских курсах.

Она даже написала «Начальный учебник химии» — первый случай, когда автором учебника в России стала женщина.

Осенью 1895 вышла замуж за Я. К. Попова. Её муж, дворянин по происхождению, после окончания военной академии долгое время работал на Санкт-Петербургском патронном заводе, а за год до свадьбы был назначен начальником Ижевских оружейного и сталеделательного заводов. Той же осенью вместе с супругом оставила Санкт-Петербург и поселилась на Ижевских заводах, в Вятской губернии. Организовала там домашнюю химическую лабораторию, а кроме того — работала в заводской.

В 1896 году, работая в лаборатории, исследовательница пыталась провести реакцию между белым фосфором и циановодородной кислотой. Ампула с этими двумя веществами взорвалась и поранила её, и через четыре часа она умерла от ранений и отравления образовавшимся при взрыве фосфористым водородом.

Была отпета в Александро-Невском соборе, а затем муж увёз тело жены в свое родовое имение в Черниговскую губернию (Сосницкий уезд, село Шабалинов). Склеп, в котором была похоронена В. Е. Богдановской-Поповой (тело было уничтожено в первые годы Советской власти), ныне находится в аварийном состоянии, а украшавший его памятник находится в Сосницком краеведческом музее.

Видный химик Г.Г. Густавсон писал о ней в некрологе: «Не лишённая иронии, она доставляла своими беседами глубокое наслаждение. Удовольствие общения с ней увеличивалось тем, что эта женщина была основательно и всесторонне образована и что она обладала замечательной ясностью ума…»

В первую годовщину её смерти в химической лаборатории Высших женских курсов был устроен вечер её памяти. В этом же году вышло первое издание её «Начального учебника химии».

Эти три яркие фигуры женщин-химиков составляют неотъемлемую часть истории химии в нашей стране, и их имена не могут быть преданы забвению. Их пионерская деятельность немало способствовала популяризации профессии химика среди русских женщин.

Ещё 20 сентября 1878 г. в Петербурге открылись Высшие женские курсы. За тридцать лет своего существования они дали образование двум с половиной тысячам женщин, среди которых многие посвятили себя деятельности в области химии. На курсах читали лекции такие видные химики, как Д.И. Менделеев, А.М. Бутлеров, Н.Н. Бекетов, М.Д. Львов и другие.

Читайте также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector